«Я больше верю в читателя, и я не одинока»

Критик: 
Михаил Визель

Интервью с Дениз Сильвестри — итальянской переводчицей Владимира Сорокина

13 июня 2015 года на торжественном собрании в ренессансной флорентийской зале была вручена премия «Фон Реццори» за лучшую вышедшую в Италии в 2014 году иностранную книгу. Ею оказался «День опричника» Владимира Сорокина в переводе Дениз Сильвестри (Denise Silvestri). Помимо грозной сорокинской антиутопии, в переводческом портфолио едва отметившей сорокалетие жительницы Милана — не менее тревожная притча Фазиля Искандера «Кролики и удавы», брутальная «Мачо не плачут» Ильи Стогова и нежное «Время женщин» Елены Чижовой.

В настоящее время она работает над переводом романа Виктора Пелевина «t».

Как так вышло, что вы стали изучать русский язык и литературу и занялись художественным переводом?

Дениз Сильвестри: Я записалась на факультет иностранных языков и литературы, потому что имела сильнейшую склонность к языкам (в старших классах я изучала английский, французский и немецкий), и поначалу выбрала английский. Я думала специализироваться на этом языке, но потом стала искать чего-нибудь посложнее для изучения, и «прибилась» к русскому языку, к России, к ее культуре и литературе. Я сменила специализацию и защитилась по современной русской литературе. После диплома я получила стипендию на изучение русской культуры от университета, потом разные (временные) редакторские работы в различных издательствах, и потом — работу переводчика. Сначала с английского, и наконец, через десять лет — преимущественно с русского.

Какое было первое прочитанное вами по-русски законченное произведение? А первое переведенное?

Дениз Сильвестри: Честно говоря, первую прочитанную русскую книжку я не помню. Но очень хорошо помню свою первую переведенную книгу, нашего современника: «Мачо не плачут» Ильи Стогова. Моя первая возможность проверить, окажусь ли я на высоте. Это был 2004 год. Я тогда была еще очень незрелой, и этот перевод стал для меня настоящим «крещением огнём». Потом я много лет работала преимущественно как редактор, правя чужие переводы, и как переводчик с английского.

Вы специализируетесь на современной русской литературе; как так вышло?

Дениз Сильвестри: Так уж вышло. В университете я концентрировалась в первую очередь на русском XX веке, а от него естественным образом перешла к современникам. К тому же я никогда не питала склонности к переводу классиков, мне никогда этого не предлагали, да и, откровенно сказать, я испытываю перед ними священный ужас. Не то чтобы современники проще, но русские классики уже переведены и перепереведены на итальянский, и я думаю, что смогу лучше послужить делу распространения русской культуры и литературы, знакомя итальянских читателей с теми значительными русскими писателями, которыми наши издателями несколько пренебрегают.

Общаетесь ли вы со «своими» авторами? Помогает ли вам это общение (если общаетесь)?

Дениз Сильвестри: Порою мне удаётся с ними познакомиться, порою нет. Но когда это происходит — это очень позитивно. С Еленой Чижовой, пока я переводила ее «Время женщин», я обменялась несколькими емейлами, чтобы лучше понять некоторые слова и некоторые реалии советских шестидесятых, описанных в романе. Ее отзывчивость и понимание меня глубоко тронули. С Сорокиным мы виделись несколько раз на итальянских литературных фестивалях, в том числе на финальной церемонии премии «Фон Реццоли-2015» во Флоренции, где «День опричника» в моем переводе победил в номинации «Лучший иностранный роман» 2014 года, и это был необыкновенный опыт. Мне очень повезло: с русскими авторами, с которыми я познакомилась, я могу прекрасно общаться как на личном, так и на профессиональном уровне.

А вы жили в России сколь-нибудь долго?

Дениз Сильвестри: Я бывала в России множество раз, прежде всего в Санкт-Петербурге, но и в Москве — тоже, каждый раз — на несколько месяцев. Но, к сожалению, мне ни разу не удавалось прожить здесь так долго, как мне бы хотелось.

Расскажите, пожалуйста, немного об итальянском книжном рынке иностранной литературы. Есть ли какие-то тенденции, пользуется ли какая-то определенная литература бòльшим интересом и спросом? Если да, то почему? Что способствует этому?

Дениз Сильвестри: Мне кажется, что в Италии в отношении иностранной литературы более-менее возобладала мировая тенденция: публикуется множество коммерческих английских книг, некоторое количество французских и немецких, скандинавские детективы, но мало жемчужин из других стран. Современную русскую литературу в целом очень трудно предлагать итальянским издателям. Не потому что они не в состоянии ее оценить, а потому что они убеждены: итальянский читатель так привержен к русской классике, что не сможет оценить по достоинству современников. Я больше верю в читателя и, к счастью, я в этом не одинока. Некоторые дальновидные издатели смело предлагают читателям русских авторов, продвигают их и оказываются вознаграждены качеством самих произведений.

Вы переводите с английского и с русского; что вам, как носителю итальянского менталитета, ближе? Почему?

Дениз Сильвестри: Итальянскому читателю, очевидно, ближе мир английского языка, потому что каждый день его бомбардируют телевидение, кино, массовая литература, благодаря которым он воспринимает этот мир как более «нормальный». Но Россия его тоже привлекает; и открыв ее для себя, он в нее влюбляется. Главное — помочь ему совершить это открытие.

Что встретило бòльшее понимание итальянских читателей: «Время женщин» Чижовой или «День опричника» Сорокина?

Дениз Сильвестри: Я думаю, эти две книги нашли каждая своего читателя. «Время женщин» было опубликовано в большом издательстве, так что этой книге оказалось легче найти путь к читателю, которому не оставалось ничего другого, кроме как полюбить ее. «Для русской она пошла очень даже ничего», — так мне сказали в издательстве. «Дню опричника» оказалось труднее дойти до итальянской публики. Неслучайно он у нас оказался переведен аж через восемь лет после публикации в России. Но потом, к счастью, маленькое издательство, Atmosphere Libri, которое много делает для распространения творчества современных русских писателей, решило опубликовать его, и книга так понравилась всем, кто ее читал, что она добралась наконец «до правильных людей», — то есть членов жюри одной из самых значительных литературных премий, и выиграла эту премию. Какая книга больше приглянулась итальянским читателям? Пожалуй, обе — по разным причинам.

Как происходит ваша работа с издательствами: вы предлагаете им книги для перевода, или они вам?

Дениз Сильвестри: В основном это редакторы предлагают мне роман на перевод, но порою случается, что я предлагаю им. Мне удалось переиздать, через сорок лет после того, как эта книга исчезла из издательских каталогов, «Звёздный билет» Аксенова (это был старый перевод, который я проверила и отредактировала); я также долго искала редактора, который заказал бы мне «Похороните меня под плинтусом» Павла Санаева. Еще у меня лежит в ящике стола и дожидается своего часа один перевод из Солженицына. В первом случае у меня всё получилось; во втором случае — Санаев оказался прекрасно переведён моей коллегой, Валентиной Паризи, и опубликован в уважаемом издательстве «Ноттетемпо», пока я работала над Чижовой. В третьем случае — «никогда не говори никогда».

Много ли в Италии переводчиков русской литературы, большая ли конкуренция? Можно ли жить только на перевод?

Дениз Сильвестри: Литературных переводчиков с русского много, и все они молодцы, но мало кому из нас удаётся работать только в издательском деле. Большинство имеет также преподавательскую нагрузку в университетах. Я пытаюсь прожить только переводами, хоть это и не просто. Ситуация с работой у литературных переводчиков в Италии довольно тяжелая. Но есть, кроме меня, и другие переводчики, которые пытаются прожить только этим.

Некоторые итальянские книги выходят в России при финансовой поддержке Итальянского института культуры и даже частных итальянских банков; ощущаете ли вы в своей работе подобную поддержку со стороны российских институций?

Дениз Сильвестри: Да, есть, например, программа «Транскрипт» Фонда Прохорова и Институт перевода. Обе эти институции заслуживают того, чтобы поблагодарить их от всего сердца. Они предоставляют средства для поддержки переводов и издания русских авторов за границей. И делают невероятную работу, по крайней мере в Италии, по продвижению русских авторов. В том, что итальянские читатели мало-помалу приближаются к современным русским писателям и некоторым забытым классикам, есть и их большая заслуга.

ГодЛитературы публикует небольшой фрагмент повести «День опричника»: в русском оригинале и в итальянском переводе Дениз Сильвестри.

Иуда! Движением перста удаляю от себя бледную рожу нашего либерала. Гнусны они, яко червие, стервой-падалью себя пропитающее. Мягкотелость, извилистость, ненасытность, слепота — вот что роднит их с червием презренным. От оного отличны либералы наши токмо вельмиречивостью, коей, яко ядом и гноем смердящим, брызжут они вокруг себя, отравляя не токмо чело веков, но и сам мир Божий, загаживая, забрызгивая его святую чистоту и простоту до самого голубого окоема, до ошария свода небесного змеиною слюною своего глумления, насмехательства, презрения, двурушничества, сомнения, недоверия, зависти, злобы и бесстыдства.

Giuda! Con un movimento del dito mi libero del grugno smorto del nostro liberale. Sono rivoltanti, tali e quali a vermi che si nutrono di carogne e carcasse. Mancanza di spina dorsale, tortuosità, voracità, cecità: ecco che cosa li accomuna a vermi maleodoranti. I nostri liberali si distinguono dai vermi solo per la grassa eloquenza, che spruzzano come veleno e pus olezzante tutt’intorno, avvelenando non solo le persone, ma anche il mondo di Dio, che schiacciano, imbrattando la santa purezza e semplicità dell’azzurro a perdita d’occhio, della volta celeste, con la bava di serpente del loro oltraggio, del loro dileggio, del loro disprezzo, del loro doppiogiochismo, della loro esitazione, della loro sfiducia, della loro invidia, del loro astio e della loro impudenza.

Интервью и перевод: Михаил Визель

Фото предоставлено Дениз Сильвестри

ГодЛитературы. РФ, 05.08.2015