Ледяной Легион

Критик: 
Владимир Харченко, Наталья Соколова

Подобно мальчику Каю лицензированный постмодернист Владимир Сорокин сложил наконец из кристаллов «Льда» свое заветное слово. Точнее, толстенный том, оформленный в серо-голубых тонах. Правда, поклонники творчества Владимира Сорокина найдут в нем ранее не издававшихся всего страниц двести — роман «23 000».

В 2002 году Сорокин написал вполне самостоятельный и самодостаточный роман «Лед». Осенью 2004-го появился «Путь Бро» — приквел о том, откуда взялся Лед, то бишь Тунгусский метеорит, и как все начиналось. На название последней части «Трилогии» слов уже не хватило, остались только цифры — «23 000».

«Это 23 000 туч света Изначального, породивших Вселенную со всеми звездами и планетами и ошибочно воплотившихся потом в живых существ на планете Земля и развившихся в людей. Братьев Света 23 000. Они разбросаны по миру. И жаждут стать снова лучами Света Изначального. Для этого им нужно найти друг друга, встать в круг и заговорить сердцем. Как только это произойдет, Земля исчезнет, а они снова станут лучами света». Это сюжет в максимально концентрированном состоянии. Сектанты ищут похожих на себя. Они то чекисты, то фашисты, то террористы. На самом деле они равнодушны к людским терзаньям — есть сверхзадача, и ее надо выполнить. Homo sapiens, обязательно светловолосого и голубоглазого, отлавливают, отводят в уединенное место, оголяют до пояса и изо всех сил лупят по грудной клетке молотом с ледяным наконечником. Если сердце испытуемого дрогнуло — он брат или сестра. Если нет — он мясная машина.

Тексты Сорокина — это парад более или менее удачных стилизаций и пародий. В «Трилогии» задействованы едва ли не все современные жанры — от эпоса масштаба Джона Толкиена и интеллектуальной метафизической антиутопии до крепкого сюжетного коммерческого триллера и сатирических зарисовок в духе Михаила Жванецкого. «В прихожей части здания стояла охрана и висели изображения, ценимые собравшимися здесь мясными машинами: лохматый зверь, любящий спать зимой, изображенный на фоне контура страны Льда; лысая мясная машина, с усами и бородой, 88 лет назад устроившая переворот в стране Льда <…> на возвышение взобралась рослая и упитанная мясная машина и громко сказала, что закапывать кожу лысой мясной машины в землю — преступление, что мясные машины страны Льда десятилетиями любили лысую мясную машину, совершившую переворот и сделавшую так много хорошего для страны Льда, что кожа лысой мясной машины должна вечно лежать на главной площади страны Льда, чтобы маленькие мясные машины приходили в дом к этой коже и украшали ее цветами. Потом эта упитанная мясная машина запела о мясной машине, которая однажды уехала далеко от своего дома на четвероногом животном, не нашла дорогу назад и медленно замерзла».

Финал не разочаровывает. Но настоящая Интрига (с большой буквы) вынесена за рамки «Трилогии». Какой будет следующая книга Владимира Сорокина? Такое впечатление, что у него клавиатура чешется написать совсем нормальный роман. Даже без оглядки на годы и килобайты репутации.

Январь, 2006