Все о новой книге Владимира Сорокина «Манарага»

Критик: 
Филипп Вуячич

Литературная шутка, растянутая на 247 страниц

В марте в книжных магазинах появилась новая книга Владимира Сорокина «Манарага». Роман вырос из фрагмента «Теллурии» и во многом навеян другой антиутопией писателя — «Днем опричника». Buro 24/7 разбирается, что из себя представляет «Манарага».

О чем роман?

Геза — представитель редкой и опасной профессии. Он принадлежит к подпольному сообществу под названием «Кухня» — организации поваров, которые готовят блюда на произведениях мировой литературы. В мире будущего, где книга стала музейной редкостью, деятельность «Кухни» является незаконной.

«Манарага» в основном состоит из описания многочисленных гастролей Гезы, в ходе которых он готовит куриные шейки на Бабеле, говяжий стейк на Достоевском, молодых кальмаров на Платонове и другие занимательные блюда. Попутно мы знакомимся с аудиторией book’n’grill — парижской богемой, трансильванскими бандитами и одинокими эстетами, которые отправляют на жаровню собственные рукописи.

Основная сюжетная линия касается таинственной молекулярной машины, способной производить точные копии раритетных изданий в промышленных масштабах. Ее появление ставит под угрозу весь бизнес «Кухни». Важной частью book’n’grill является поиск редких книг, зачастую сопряженный с риском для жизни. Гезе поручают отправиться на гору Манарага и проследить за уничтожением машины.

Как он написан?

Повествование от первого лица и стилизация под антиутопию наводит на ассоциации с, пожалуй, самым известным произведением Сорокина — повестью «День опричника». В этот раз писатель выбрал традиционную форму дневника, охватывающего жизнь Гезы с 13 марта по 12 апреля. Действие романа разворачивается в далеком будущем, однако точный год в тексте не указан.

Отдаленность описываемых событий от наших дней можно оценить по технологическим новинкам. В мире «Манараги» в ходу электронные блохи, которые вживляются прямо в мозг и заведуют интеллектуальной жизнью их носителя, голографические фильмы и живородящий мех.

Основная линия романа прерывается небольшими новеллами, в которых Сорокин пародирует Льва Толстого, Фридриха Ницше и Захара Прилепина. Последнему досталось больше всех: повар Геза отказывается от покупки книги «Ванкья», именуя его «постсоветским валежником».

Можно ли готовить еду на самой «Манараге»?

По меркам сорокинских поваров «Манарага», безусловно, полено (а не какой-нибудь валежник), то есть книга, достойная чтения. Однако это чтение скорее легкое — всего на 247 страниц. На таких дровах можно приготовить небольшую закуску — например, креветки в кисло-сладком соусе. Если вы не поняли ни единого слова из вышеизложенного, переходите к следующему разделу.

Словарь «Манараги»

Писатель известен своими экспериментами в области словотворчества — некоторые сорокинские неологизмы и пословицы, что называется, ушли в народ. «Манарага» не стала исключением и принесла в казну русского языка несколько десятков новых слов.

Book’n’grill — незаконная деятельность по приготовлению различных блюд на произведениях мировой литературы. Книги в book’n’grill используются в качестве топлива для жаровни, печи или мангала. У каждого шеф-повара есть своя специализация. Так, book’n’griller, который читает (см. читать) на русской литературе, называется русским.

Бабочки — обгоревшие полосы в районе корешка, которые остаются после чтения (см. чтение).

Букинист — преступник, который занимается похищением и последующей продажей редких изданий.

Валежник — второсортная литература, которая обычно не используется в book’n’grill. К таковой относятся произведения подражателей, подделки и бульварная проза. Чтение на валежнике считается среди шеф-поваров грязной работой.

Головешки — обрывки страниц, которые остаются после book’n’grill. Голографические копии головешек являются предметом коллекционирования среди шеф-поваров.

Держи дрова сухими — пожелание удачи среди шеф-поваров.

Закусить черным хлебом — приготовить блюдо вне собственной специализации.

«Кухня» — тайное общество шеф-поваров и кулинаров. Управляет «Кухней» квинтет — четверо заслуженных мастеров book’n’grill. «Кухня» обладает собственной системой безопасности и следит за исполнением кулинарного кодекса.

Полено (мн. ч. дрова) — книга, достойная приготовления.

Почтальон — контрабандист, который переправляет через границу редкие издания.

Фритюрница — место казни на «Кухне», представляющее собой ковер, окруженный оранжевым светящимся полем.

Читальня — подпольное заведение, где проводятся сеансы book’n’grill.

Читать — готовить блюда на книгах.

Эскалибур — специальный меч, который шеф-повара используют для того, чтобы переворачивать страницы во время book’n’grill.

Как читать «Манарагу»?

Антиутопия, приговор бумажной прозе или просто постмодернистская шутка — попробуем разобраться, что из себя представляет «Манарага». Внимание, нижеследующие трактовки не претендуют на литературоведческую ценность и, возможно, не смогут ясно ответить на вопрос, что хотел сказать автор.

Трактовка № 1. Поверхностная. Сюжет «Манараги» — это буквальная реализация заложенной в языке метафорики. «Духовная пища», «запойное чтение», «проглотить книгу» — в мире book’n’grill привычные идиомы обретают новый смысл. В таком контексте роман Сорокина, безусловно, можно расценивать как критику потребительского отношения к искусству.

Появление электронных книг пошатнуло культ, который столетиями складывался вокруг печатной литературы. Теперь книги бесполезно сжигать или запрещать — они обрели своего рода цифровое бессмертие, однако их ценность упала. Читатели поневоле проникались уважением к «бумажному», в то время как электронные копии воспринимаются скорее как информация, которую необходимо быстро усвоить и «переварить».

Сорокин никакого выхода из этой ситуации не предлагает и просто в очередной раз показывает нам картину настоящего через призму будущего. Настоящие знатоки литературы стремительно вымирают — знания о мире подменила сухая информация, которую услужливо подсовывают «интеллектуальные блохи». Это подводит нас к следующей трактовке — нарциссической.

Трактовка № 2. Нарциссическая. Разумеется, в подпольном обществе поваров-эстетов книжные критики и адепты журналистики мнения узнают самих себя. Критики выступают в роли фильтра между творцом и потребителем искусства, сортируя приличные «дрова» и «валежник». Оценка искусства, где границы качества довольно размыты, держится исключительно на их авторитете. С широким распространением интернета мнение кружка посвященных существенно потеряло в цене — теперь каждый сам себе авторитет и тонкий ценитель.

Мнение именитого критика со стажем вступило в схватку с эмоциональными отзывами тысяч дилетантов и, увы, быстро проиграло битву за внимание массового потребителя. Эксперты оказались в дивном новом мире и сейчас заняты не столько отбором, сколько попытками адаптироваться и выжить. Страх шеф-поваров «Кухни» перед молекулярной машиной — очень точное отражение коллективной фобии эстетов перед фабрикой мнений, которой в современном мире стала Сеть.

Трактовка № 3. Футурологическая. Мнение о Сорокине как о футурологе уже стало общим местом — журналисты уже не один год с упоением выискивают в окружающем мире сбывшиеся предсказания писателя. Самой «пророческой» книгой называют «День опричника» — гротескная повесть и современная история России дошли до опасного сближения.

Как роману-антиутопии «Манараге» предложить практически нечего. На фоне кулинарных изысканий центральных персонажей произошло несколько войн с мусульманами, сместились границы, однако политика находится вне авторского фокуса, поэтому искать в «Манараге» прогнозов на ближайшее будущее точно не стоит.

«Манарага» Владимира Сорокина уже в книжных магазинах — 360 граммов, 256 страниц

Филипп Вуячич
Büro 24/7
24 марта 2017 года