С Новым Годом

Автор: 
Владимир Сорокин
Назв_Произв: 
С Новым Годом
Копирайт: 
© Владимир Сорокин, 1998

На сцене жилая комната средних размеров со следами неоконченного ремонта: мебель (сервант, стол, пара книжных полок, стулья) сдвинута вплотную к левой стене и накрыта бумагой, пол устлан забрызганными краской газетами; возле правой, оклеенной новыми обоями стены стоит стремянка, лежат рулоны обоев, стоят банки с клеем и краской. Посередине средней, абсолютно белой стены стоит большой японский телевизор, против него спиной к зрителям сидит в крутящемся кресле Рогов — мужчина тридцати семи лет. Он в синих тренировочных брюках, белой поношенной футболке и шлепанцах на босу ногу. Рядом с ним стоит картонный ящик из-под консервов, на ящике — бутылка кубинского рома, стакан, блюдца с закусками, пепельница. В руках у Рогова коробочка с дистанционным управлением телевизора. Он курит и смотрит только что начавшуюся предновогоднюю программу «Время». Наливает полстакана рома, выпивает залпом и неторопливо закусывает. Звонит телефон. Рогов убирает звук в телевизоре, снимает трубку.

 

Рогов: Да... Ну... Ну. Ясно. Быстро такси поймала? Аааа... Хорошо... Ну. Понятно. (Сует в рот кусочек колбасы, жует.) Да. Еще бы. А что? Эта дура еще ничего не приготовила? Да? Ну, ну. И он ей не помог? Вот мудаки! У тебя все друзья такие. Да, да. Да уж конечно, куда уж мне... Да, да. А мне, дорогая наша Мэм, и одному хорошо. Во-во. Да. Что, с мудаками твоими? С Сашечкой? Он вас уже порадовал своим нижегородским юмором? А? А при чем здесь это? Я? Я в норме, это вы нажретесь, как свиньи, вот и весь праздник. Да. Мне не нужно. Нет. Да... (Жует.) Да... Нет... Нет, милая, я, в отличие от тебя, всех люблю, за исключением таких вот советских долбоебов. Да, да... Нет. Это не по адресу. Да. Вы уж веселитесь без меня. Да. Он переживет. А что? Нет, что ли? Ему лишь бы выпить да пожрать, а потом попиздеть про своего Семенова. Да, да. Я? Конечно. Конечно... А как же. Ну, это твое дело. Нет, нет, мне достаточно. Да. Они хоть к двенадцати посадят вас? Ну, ну... А то милости прошу. Да. Прекрасно! (Смеется.) Да, да. Нечего сказать, хороша подруга! Да? Ну, неудобно — так не говори... Да. Передай, передай. Пусть он хоть на Новый год себя говном почувствует. Да. Ну, ладно, с наступающим. Да. Ну, все. Ага... Ага. Да... (Кладет трубку.) Пизда... (Тушит окурок в пепельнице, наливает еще полстакана, выпивает. Закусывая, прибавляет звук в телевизоре.)

 

ТВ: ... родных хатах встречают праздник их соседи — жители деревень Ивановка, Людвинов, Пасека и другие — всего двенадцать населенных пунктов района. Сюда в канун Нового года вернулись жители, восемь месяцев назад эвакуированные из опасной зоны Чернобыльской АЭС. Всего возвратилось в родные места около полутора тысяч человек...

Рогов (резко убирает звук и говорит как бы вместо диктора): Из которых тысяча лысых, а полтыщи слепых. (Включает звук.)

ТВ: ... дня этого они ждали с большим нетерпением, соскучились по родному подворью, и теперь в радость им хлопоты по хозяйству...

Рогов (опять убирает звук): Пизди, пизди, золотая рыбка... (Включает звук и в дальнейшем таким приемом манипулирует с телевизором, комментируя программу «Время».)

ТВ: ... спаянных дружбой и мужеством людей над слепой стихией. Сюда в канун Нового года...

Рогов: Привезли двуглавого урода! Ха, ха, ха! Хохла двуглавого. Новый герб Украинской ССР, бля. А хули, имеют право... (Наливает рома, выпивает, закусывает.) Ну, давай, пизди дальше...

ТВ: ... двадцать тысяч тонн угля сверх плана. Это единственное пока в Кустанайской области предприятие по добыче топлива набирает темпы. На 1987 год коллектив принял обязательство увеличить добычу бурого угля...

Рогов: До размеров грузинского хуя!

ТВ: Принял первых посетителей новый городской почтамт в Актюбинске. Он оснащен механизированными и автоматическими линиями по транспортировке и сортировке почтовых отправлений, контроль над которыми взяла ЭВМ...

Рогов: Пизди, пизди, золотая рыбка. У вас, блядь, лаптем щи хлебают. ЭВМ! Хуеем вам, а не ЭВМ. На счетах до сих пор считаете...

ТВ: ... так быстро, как хотелось бы. Но уходящий год ясно свидетельствует: начавшийся процесс перестройки необратим. Совершенствуется, меняется стиль работы партийных комитетов. Преодолевая инерцию прошлых лет, разрыв между словом и делом, они отказываются от старых шаблонов, ищут наиболее эффективные пути решения ключевых задач развития. Важные перемены происходят в экономике. Вместе с усилением эффективности планового...

Рогов: Говноедства, усиливается и плановое говноебство. А также распиздяйство, долбоебство, пиздаболство и другие положительные тенденции... (Наливает рома, выпивает, закусывает.)

ТВ: ... минувшие месяцы 1986-го достигнут самый высокий в восьмидесятые годы рост промышленного производства. Есть сдвиги и в работе агропрома. Валовый сбор зерна составил около 210 миллионов тонн, что на 30 миллионов тонн выше среднегодового объема в прошлой пятилетке...

Рогов: Повезло вам, мудаки, с погодой, вот и все. Небось у Штатов все равно покупаете. Сегодня прирост, а завтра опять зубы на полку... (Жует.)

ТВ: Достигнутое сегодня отнюдь не означает, что уходящий 1986-й не оставляет нам нерешенных проблем. Они есть в промышленности и в сельском хозяйстве...

Рогов: И в нашем говноедстве и в распиздяйстве...

ТВ: ... чем прежде, представляем их масштаб, подходы к их решению. Этим важным знанием обогатил нас опыт, обретенный за прожитый год, год перестройки...

Рогов: Год стучания хуем по столу, бля...

ТВ: Сейчас, когда 1986-й год отсчитывает последние часы, встает вопрос: стало ли спокойно людям на нашей планете? Нет, тревоги не ушли, и все-таки надежд у человечества больше...

Рогов: Хуй вам в рот, дядя Федот...

ТВ: ... начале 1986 года Советский Союз выступил с четкой программой поэтапного освобождения Земли от ядерного оружия до конца нынешнего столетия. Эта программа...

Рогов: Срать не меньше килограмма. Вот ваша программа... (Закуривает.)

ТВ: ... у всех здравомыслящих людей планеты. Советское государство не только призвало к новому политическому мышлению — оно воплощает его в конкретные решения и действия. Это особенно отчетливо показала встреча в Рейкьявике...

Рогов: В Хуявике. (Наливает рома, пьет.)

ТВ: ... лишь по вине вашингтонской администрации, ощущавшей за своей спиной «дыхание» военно-промышленного комплекса, исторический шанс был упущен...

Рогов (жуя): И наш хуй был опущен...

ТВ: ... свыше 500 дней молчат советские испытательные полигоны...

Рогов: На них разложены гондоны...

ТВ: Ни один серьезный политик на Западе не может ставить под сомнение искренность наших мирных инициатив. И теперь только от США зависит...

Рогов: Хуй тебе в рот, дядя Федот...

ТВ: За рубежом. Продолжается забастовка французских транспортников. 30 декабря они вновь вышли на улицы Парижа. В знак солидарности к ним присоединились рабочие и служащие Парижа. «Мы требуем права на труд!», «Мы бастуем, защищая свое достоинство!» — эти лозунги и надписи на транспарантах звучат, как строки приговора рабочей Франции так называемой программе экономического преобразования, проводимого в угоду крупному капиталу, вопреки интересам трудящихся...

Рогов: Пососи мой хуй-валуй... (Наклонившись над ящиком, ест салат из блюдца.)

ТВ: Согласно поступившей информации из провинции Кунене, где в середине декабря части ангольской армии отразили вылазку марионеточных банд УНИТА с территории оккупированной расистами Намибии, в ходе боев выведено из строя около 140 бандитов и 16 взято в плен. Во время операции обезврежено более 600 тайных точек хранения оружия и боеприпасов. Освобождено около 350 мирных жителей, угнанных бандитами в плен...

Рогов: У них у всех хуи ниже колен... Да. Только жрать нашу колбасу. Говнососы, бля...

ТВ: Пхеньян. Как сообщило агентство ЦТАК, 30 декабря после полудня американский разведывательный самолет СР-71 нарушил воздушное пространство над территориальными водами КНДР к востоку от города Косон. В уходящем году зафиксировано 170 случаев нарушения американскими...

Рогов: Хуй вам в рот, дядя Федот. Об стол хуем бей, будет морда голубей... (Закуривает, поворачиваясь в кресле то вправо, то влево.)

ТВ: ... словам главы военного ведомства США, Пентагон требует у конгресса на 1987 финансовый год еще 2,8 миллиарда долларов помимо тех 289,4 миллиарда долларов, которые...

Рогов: Хуярьте их, ребята! Бей хуем! От живота веером! (Раскачивается в кресле.)

ТВ: Предновогодние выпуски японских телепрограмм были прерваны экстренными информационными выпусками: на чрезвычайном заседании совета национальной безопасности под председательством премьер-министра Японии Ясухиро Накасонэ принято решение ликвидировать действовавшие в стране в течение десяти лет ограничения на рост военных расходов...

Рогов: Хуярь! Хуярь! Чтоб и спереди и сзади! В два смычка поебка! (Наливает рома, пьет.) Ой, бля... говно кубинское...

ТВ: ... последнее время, отмечает «Женьминь жибао», высказывается множество запутанных и ошибочных суждений по вопросу о понятии демократии...

Рогов: Китай еще даст просраться. Еще не один хуй Сове покажет... (Жует.) Дайте срок, говноеды...

ТВ: Встречать Новый год с москвичами будут тысячи иностранных гостей. Это представители более чем ста стран мира, зрители фестиваля «Русская зима». Среди гостей участники поезда дружбы из ГДР — члены Союза свободной немецкой молодежи. Посланцы...

Рогов: Наденут на жопы ранцы. (Поет, раскачиваясь в кресле.) Хуй вам, хуй вам, хуй вам...

ТВ: ... вот эта красавица елка. Ее спилили...

Рогов (неожиданно резко вздрагивая): Блядь... сука... (Молчит, неподвижно сидя в кресле, потом встает и, бросив сигарету на пол, в раздражении топчет ее ногой.) Блядь... (Тяжело вздыхает и, обняв себя за локти, медленно прохаживается по комнате.)

 

В комнате становится темнее. На белой стене появляются две большие метровые красные буквы Р.

 

Рогов (нервно прохаживаясь): Блядь... да... ебаный в рот... даа...

 

Становится еще темнее. Только РР светятся красным в темноте, да по телевизору беззвучно завершается программа «Время».

 

Рогов: Блядь... сволочь паршивая... (Тяжело вздыхает.)

 

Звонит телефон.

 

Рогов (подходит, садится в кресло, берет трубку): Але... Да. Да. Ну, слава богу. А ты что? Позвонить? Ну, ясно... Ну и как там? Нормально? Аааа... А Сашка? Да. Да. Нет, не скучаю... Нет, нет. Все в норме... Вот уже половину усидел. Да. А чего ж. Да нет, не скучаю... Чего мне скучать. Ты там повеселись уж. Да. Позвони... Ага... (Кладет трубку, включает звук в телевизоре. Темнота пропадает, и вместе с ней красные буквы РР.)

ТВ: ... облачная погода, небольшой снег, метель. Ветер северо-восточный, температура 13–15 градусов мороза. Первого января усиление мороза, ночью 17–22 градуса, на севере до 25 градусов мороза...

Рогов (вздыхает): Да... холодновато... (Наливает рома, трясет бутылкой перед глазами.) У, совсем малость осталась... С Новым годом... (Выпивает, морщится.) Какая дрянь...

ТВ: ... вниманию праздничную передачу «Цирк зажигает огни».

Рогов: Ну, ну... Мы тоже зажжем огни... ептэть, где они... (Сунув в рот сигарету, ищет спички, находит и, прикуривая, прибавляет звук.)

ТВ: ... Юрик, будем сниматься! Нет, Миша, мы не будем сниматься...

Рогов: Во, Никулин. Блядь, одно и то же по сто раз гоняют, козлы. (Выпивает остатки рома.)

ТВ: ... повторяю вашу задачу. Вы берете это бревнышко...

Рогов (внезапно вздрогнув, убирает звук, вскакивает и, зажав уши, отбегает к правой стене): Сука... блядь... говно хуево...

 

Комната опять погружается в темноту, на белой стене проступает РР.

 

Рогов (долго стоит молча, зажав уши и прижавшись лбом к стене, потом медленно отходит, поднимает с пола оброненную сигарету и, раскурив ее, прохаживается по комнате, тяжело вздыхая и качая головой): Сука... Ой, блядь... сволочи, это же гадство такое... суки...

 

В комнате становится совсем темно. Только светятся телевизор, РР и сигарета Рогова, который долго ходит в темноте, вздыхая и ругаясь. Звонит телефон.

 

Рогов (не сразу находя, снимает трубку): Алло, да, я, зайка, да, да, нормально... да, ничего. Ну да. Да нет, не грустно... Да нет, почему грустный. Не грустный. Вот смотрю телевизор. Да. Ну, немного. Да. Ром? Ты знаешь, уже. Да. Ну так шампань в холодильнике. Да. А вы? Веселитесь? А? Ага... Ну, ясно. Как там Сашка? Нет... Нет. Да нет, он славный парень, это я так, шутил. Ты передай привет от меня и поздравления. И Рите тоже... Уже? Ну хорошо. Да. Да. Ну так ты встреть с ними, а после бери мотор и ко мне. Да. Ну постарайся. Я соскучился. Да. Да. Ага. Ну ладно... (Кладет трубку, прибавляет звук в телевизоре. Темнота и РР тут же пропадают.)

ТВ: ... воздушные акробаты братья Максимовы. (Играет громкая бравурная музыка, в течение которой Рогов, молча куря, смотрит выступление акробатов.)

ТВ: На арене артистка оригинального жанра Тамара Колесниченко. (В центре арены появляется огромный пень, на котором стоит миниатюрная, одетая в блестящий купальник женщина с большой, в ее рост, двуручной пилой и смычком. Согнув пилу дугой, она начинает играть на ней смычком.)

Рогов: Сука! Блядь! Гады ебаные! (Размахнувшись, изо всех сил швыряет коробочку дистанционного управления о стену.)

 

Изображение в телевизоре и свет в комнате гаснут, но звук поющей пилы не только не пропадает, но становится еще громче, заполняя все пространство комнаты.

 

Рогов (плача и причитая в темноте): Ой мама... Господи... Мамочка... Ой... Гады...

 

На стене опять появляется красное РР. Проходит некоторое время. Вдруг звук обрывается, слева в стене распахивается до этого прикрытая дверь, из двери в темную комнату падает свет, и входит милиционер. Он в зимней форме — в полушубке, шапке, в валенках, с рацией на боку. За ним четверо ввозят станок с двумя циркулярными пилами.

 

Милиционер: Здравствуйте. С наступающим. Это квартира 64? Что это у вас все двери открыты?

 

Рогов, сидящий на полу возле кресла, молча смотрит на него.

 

Милиционер (кивая на РР): А это что такое?

 

Рогов молчит. Четверо стоят возле станка. Все они тоже по-зимнему одеты. Один — в дубленку и ондатровую шапку, другой — в ватник, штаны и ушанку слесаря-сантехника, третий — в дутое пальто с красной повязкой дружинника, спортивную лыжную шапочку, розовые штаны и кроссовки, четвертый — в солдатскую зимнюю форму.

 

Человек в дубленке (кивая остальным): Давайте...

 

Слесарь разматывает шнур со штепселем, подходит к розетке и вставляет штепсель в нее. В то же время милиционер, солдат и дружинник связывают руки и ноги Рогова веревкой.

 

Рогов: Мама... мамочка...

Человек в дубленке (слесарю): Давайте...

 

Слесарь включает станок. Обе пилы начинают вращаться.

 

Рогов: Мама... Мама... (Бьется в руках милиционера, солдата и дружинника, которые волокут его к станку.)

 

Милиционер (придерживая голову Рогова): Не возись, не возись... сморкач...

 

Рогов кричит и плачет, дергаясь всем телом.

 

Человек в дубленке: Давайте...

 

Четверо кладут Рогова навзничь на верстак и, прижимая руками, двигают к пилам. Пилы с глухим звуком врезаются в тело Рогова. Он дико кричит. Параллельно с движением тела Рогова по верстаку красные буквы РР на стене развертываются в два слова:

 

РАСПИЛ
РОГОВА

 

Протянув Рогова сквозь пилы, его сваливают в большой черный полиэтиленовый мешок, который вовремя подставляет слесарь.

 

Милиционер (вытирая о кресло руки, выпачканные кровью Рогова): Вот козел...

 

Солдат и дружинник между тем завязывают мешок и оставляют два свободных конца бечевки.

 

Человек в дубленке (опечатывает эти концы специальной машинкой и, бегло осмотрев мешок, машет рукой): Давайте...

 

Солдат и дружинник уволакивают мешок. Слесарь, отключив станок, стирает с него кровь подвернувшимся свитером Рогова. Затем они с милиционером выкатывают станок в дверь. Человек в дубленке выходит за ними, прикрыв за собой дверь. Комната погружается в темноту. Только на стене светятся два красных слова. Постепенно они начинают гаснуть, и все снова погружается в темноту. Проходит несколько мгновений, и вдруг вся белая стена вспыхивает ярким изображением телевизионного экрана. На этом огромном экране — два диктора из программы «Время», мужчина и женщина. Они сидят за рабочим столом на ярко-синем фоне. Перед ними на столе стоят два бокала с шампанским. Приветливо улыбаясь, они поднимают бокалы и одновременно, невероятно громко произносят:

 

С НОВЫМ ГОДОМ,
ДОРОГИЕ
ЕБАНЫЕ ГАДЫ!

КОНЕЦ